Инвестиции в Российский Бизнес

Борьба с офшорами идет по всему миру

REUTERS

Борьба с офшорами приносит первые результаты и деньги, следует из данных ЦБ о прямых иностранных инвестициях. Бизнес отреагировал на призыв власти и глобальную борьбу с офшорами, говорит консультант крупной аудиторской компании: меняется география финансовых потоков.

В последние два года нарастает поток средств из офшоров в Россию. В 2015 г. по некоторым юрисдикциям он резко увеличился: с Багамских и Бермудских островов – на 43 и 9% до $5, 2 млрд и $1, 9 млрд соответственно (см. график на стр. 05). Инвестиции с Британских Виргинских островов сократились, но эта юрисдикция сохранила 2-е место по прямым инвестициям, следует из статистики ЦБ.

От традиционных схем перекачки средств бизнес тоже отказывается. Приток инвестиций из стран, которые традиционно использовались для транзита капитала, – Люксембурга, Кипра и Нидерландов – сменился оттоком. Резиденты Кипра забрали из России больше всего средств – $7, 2 млрд, в Люксембург вернулось $5, 8 млрд.

Это последствия деофшоризации, говорит партнер Ronlaw Partners Павел Романенко: многие бизнесмены начали уходить из офшоров, для некоторых они стали просто слишком дорогими. Это действительно похоже на ликвидацию контролируемых иностранных компаний (КИК), говорит чиновник Минфина, хотя окончательно будет видно только через год, когда компании начнут отчитываться по своим КИК.

Общие цифры выглядят впечатляюще, отмечает партнер International Tax Associates B.V. Рустам Вахитов, но львиная доля инвестиций из офшоров связана с увеличением уставного капитала российских компаний: у Багамов – $2, 7 млрд, у Бермудов – $1, 3 млрд. Возможно, это конвертация долгов перед офшорами, предполагает Вахитов.

Отток капитала с Кипра связан с массовой передачей активов от кипрских компаний в прямое владение их российским бенефициарам, считает Вахитов. Избавляться от кипрских холдингов бизнес начал с конца 2014 г., рассказывает он. Все больше клиентов ликвидирует иностранные компании, согласен налоговый консультант. У многих холдингов могли быть технические иностранные подразделения – например, под совместные предприятия, указывает партнер PwC Екатерина Лазорина, сейчас они переводят их в Россию или ликвидируют. До 2018 г. такие операции могут при определенных условиях даже не облагаться налогом в России, объясняет партнер EY Марина Белякова: льгота распространяется и на офшоры.

Инвестиции в Ресторанный Бизнес

Инвестиции в Туристический Бизнес

Инвестиции в Гостиничный Бизнес

Инвестиции в Медицинский Бизнес